Трагические события 20 явнаря 1990 года в Баку

В ночь с 19 на 20 января 1990 года советская власть во главе с Горбачевым совершила в Баку страшную по своей жестокости преступную акцию. В 0.05 минут 20 января в город были введены танки, армейские части с тяжелым оружием, которые устроили настоящую бойню. Танки и бронетранспортеры шли по живым людям, оставляя сотни убитых и искалеченных на своем пути. Армия использовала самые современные боевые средства, по людям стреляли из танков, минометов, автоматов. Несколько человек погибло в своих квартирах от пуль, пущенных солдатами в окна домов. Этой военной операцией под кодовым названием “Удар”, руководили два министрам – обороны, генерал армии Язов, ставший после бакинской бойни маршалом и внутренних дел Вадим Бакатин. В это время в Баку находились кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, Председатель Совета Союза Верховного Совета СССР Е.М.Примаков, секретарь ЦК КПСС А.Н.Гиренко, а также руководители спецслужб. В результате этой преступной операции были убиты 134 гражданских лиц, ранены 700 человек, без вести пропали 400 человек. 22 января 1990 года в Нагорном парке города появилась Аллея шехидов – братское кладбище, где покоятся останки 126 женщин, стариков, молодых людей, детей разных национальностей – азербайджанцев, русских, евреев, татар, лезгин, грузин и др.

Утром 20 января был оглашен Указ Председателя Верховного Совета СССР М.С.Горбачева о введении с 20 января в Баку чрезвычайного положения. Примечательно, что объявление о введении чрезвычайного положения и комендантского часа последовало после введения войск в город и учиненной бойни. Кроме того, Указ был принят с грубым нарушением пункта 14 статьи 119 Конституции СССР, согласно которому в качестве обязательного условия введения чрезвычайного положения требуется рассмотрения вопроса Президиума Верховного Совета союзной республики. В своем выступлении по радио 20 января 1990 года Председатель Президиума Верховного Совета Азербайджана Кафарова Э.М. заявила решительный протест в связи с грубым нарушением суверенитета республики и объявлением чрезвычайного положения в Баку. Кафарова Э.М со всей ответственностью заявила, что органы власти и управления Азербайджана не принимали никакого решения о введении чрезвычайного положения и не давали согласия на принятия подобного решения. Разумеется, Горбачев знал, что идет на умышленное нарушение действующей конституции страны. Кроме того, именно по его указанию, 16 января 1990 года начался в срочном порядке призыв резервистов из Краснодарского, Ставропольского краев и Ростовской области, переброска их в Баку.

В ночь с 19 на 20 января со стороны центральной власти было совершено преступление против Азербайджана и его народа.
Корни Бакинской трагедии находились в продолжающейся более чем двухлетней агрессии против Азербайджана со стороны Армении. Анализ событий 1988-1990 годов наглядно показывает, что Армения, при полной поддержки центральной власти, вознамерилась аннексировать часть территории соседней республики.
Академик АН СССР, советник Горбачева по экономическим проблемам А.Аганбегян, находясь в Париже, 18 ноября 1987 года дал интервью газете “Юманите”, в котором сказал следующее:” Как экономист я считаю, что он(т.е.Карабах – Т.М.) больше связан с Арменией, чем с Азербайджаном. В этом плане я внес одно предложение”. Все, кто был хорошо знаком с политической этикой советской власти, прекрасно знали, что, находясь за рубежом, государственный чиновник любого уровня, не говоря уже о советниках президента, в своих высказываниях должны отстоять официальную политику страны. Да, из выступления А.Аганбегяна ясно, что его предложение о присоединении Карабаха к Армении уже было обсуждено в верхах и нашло поддержку у Горбачева. Об этом свидетельствуют и слова самого Аганбегяна: “Я надеюсь, что в условиях перестройки, демократии эта проблема найдет свое решение”.

Сегодня очевидно, что после прихода Горбачева к власти, в недрах ЦК КПСС готовился план против Азербайджана и Азербайджанского народа, и он явился частью большого плана, направленного на развал Советского Союза. Для его реализации необходимо было, в первую очередь, избавиться от влиятельной советской политической фигуры – от члена Политбюро, первого заместителя Председателя Совета министров СССР Алиева Г.А. В 1987 году Горбачев отправляет Алиева Г.А. в отставку и после этого начинается полномасштабное осуществления задуманного плана.
11 февраля 1988 года заведующий отделом ЦК КПСС В.Михайлов принимает делегацию армян из Карабахав составе 9 человек. Делегацию интересует лишь один вопрос: “Есть ли возможность отделения НКАО от Азербайджана?”. Ответ был неожиданным и ошеломляющим даже для карабахцев: “Идите и начинайте действовать”. И сепаратисты действуют.
20 февраля 1988 года на внеочередной сессии Совета Народных Депутатов НКАО, без учета воли депутатов-азербайджанцев, было принято решение о выходе области из состава Азербайджана и вхождения ее в состав Армении. 15 июня того же года Верховный Совет Армянской ССР принимает постановление ” о согласии на вхождение НКАО в состав Армянской ССР”. А 17 июня Верховный Совет Азербайджанской ССР отменяет это решение. Все эти действия армян чрезвычайно накалило политическую ситуацию и межнациональные отношения в Азербайджане. Напряженность еще больше усилилась после того, как 24 февраля 1988 года на шоссе Степанакерт-Агдам были убиты двое азербайджанских юношей. Так, появились первые жертвы конфликта.

28 февраля 1988 г. последовала сумгаитская трагедия, спровоцированная органами госбезопасности СССР, руками преступных элементов, в том числе и армянской национальности. Одним из организаторов трагедии являлся Эдуард Григорян.

На многочисленных митингах на Театральной площади Еревана многие известные представители армянской интеллигенции призывают властей “очистить Армению от тюрок” т.е. азербайджанцев. Выступая на митинге член-корр. АН Армении Рафаэль Казарян говорил: “Впервые за десятилетия нам предоставлена возможность очистить Армению”. В те дни лозунг “Армения без тюрок”, выдвинутый академиком Амбарцумяном, был очень популярен в стране. 27-29 ноября 1988 года в городе Гукарк Армении националисты устраивают резню азербайджанского населения, в результате которой были убиты 33 азербайджанца. Бандиты вынудили жителей города азербайджанской национальности покинуть родные места. События в Гукарке был настоящим геноцидом против азербайджанского населения.
Резня в Гукарке послужила сигналом к масштабной этнической чистки азербайджанцев, которые веками жили на своих землях. В конце ноября – начале декабря 1988 года в течение несколько дней вооруженные бандформирования при активной поддержки республиканской власти, Компартии Армении изгнали из родных земель около 200 тысяч азербайджанцев. Во время этой чистки были убиты 216 человек, в том числе 57 женщин, 5 младенцев, 18 детей. Таким образом, совершилась мечта армянских националистов. Завершилась этническая чистка азербайджанцев из Армении, начатая в 1905-1907 гг. и продолжавшаяся в 1918-1920, 1948-1952 годах. В результате этой государственной политики были изгнаны 1.5 миллиона азербайджанцев и после этого Армения превратилась мононациональную страну, 98 процентов населения которой составляют этнические армяне.

В конце 1988 года толпы беженцев из Армении хлынули в столицу Азербайджана – Баку. Потеряв родину, дом, бросив все нажитое, эти люди из сельских районов Армении, ненужные властям, оказались наедине со своим горем.

В статье “Карабах – пятый год войны”, опубликованной в “Комсомольской правде”, дана объективная оценка этой политике геноцида и этнических чисток: “Чудовищное в своей абсурдности понимание самоопределения как примат права нацменьшинств создавать собственное государство неизбежно ведет, уже привело не к сохранению культуры нацменьшинств, не к акцентированию внимания мирового сообщества к безусловному соблюдению прав человека, не к интеграции и сотрудничеству, а к разрастающейся бойне ради разделяющих людей границ. В той же Армении нацменьшинств практически не осталось; вслед за азербайджанцами “успешно” изгоняют курдов…”(25 февраля 1992 г.)

Примечательно, что во время этнической чистки азербайджанцев, центральная власть во главе с Горбачевым молчаливо следила за этим преступлением против человечности. Ни советская армия, дислацированнная в Армении, ни органы безопасности, ни внутренние войска МВД не принимали никаких решительных мер, чтобы остановить эту этническую чистку.

12 января 1989 года Президиум Верховного Совета СССР вводит в Нагорно-Карабахской автономной области особую форму управления под председательством Вольского А.И. Были приостановлены полномочия Совета народных депутатов НКАО. Руководство местными органами государственной власти и управление автономной области было возложено на Комитет особого управления (КОУ), которая подчинялся непосредственно Москве.

На первых порах КОУ удавалось кое-что сделать по решению социально-экономических проблем, предотвращению межнациональных столкновений. Однако КОУ не смог полностью овладеть ситуацией, остановить дальнейшее опасное развитие конфликта. Нерешительность КОУ в пересечении националистических требований армянского населения области, политика, направленная на разрыв всех связей с Азербайджаном, а также появление на территории области так называемых боевых групп и отрядов самообороны еще больше накалили обстановку.

За десять месяцев своего правления, Комитет особого управления доказал свою несостоятельность. “Я до сих пор не знаю, – говорил в начале января 1990 года секретарь ЦК КПА Гасан Гасанов, – кто все же инициатор введения в НКАО особой формы управления и создания Комитета с подчинением центру? Кто рекомендовал в состав Комитета лиц с ярко выраженной и нескрываемой позицией бороться за вывод НКАО из состава Азербайджана?”
28 ноября 1989 года Верховный Совет СССР принял постановление взамен КОУ создать на паритетных началах с НКАО, Азербайджанский оргкомитет и восстановить деятельность Совета Народных депутатов НКАО.

Однако такой подход никак не устаивала Армению и сепаратистов. Буквально через несколько дней после принятия постановления, 1 декабря 1989 года Верховный Совет Армении совместно с неконституционным органом – Национальным Советом, приняли провокационное постановление “О воссоединении Армянской ССР и Нагорного Карабаха”. Месяц спустя, 9 января 1990 года Верховный Совет Армянской ССР принял еще одно противоправное решение “О включении в государственный план экономического и социального развития Армянской ССР на 1990 год плана социально-экономического развития НКАО на 1990 год”. Эти оба постановления можно расценивать не иначе как подстрекательские, направленные на дальнейшее разжигание межнациональной розни, дестабилизацию обстановки в регионе.

Все это время продолжались и вооруженные столкновения. 12 января 1990 года несколько вертолетов из Армении опустились близ селения Гушчу Ханларского района Азербайджана. Высадившиеся из вертолетов бандиты, вооруженные современным оружием, стали поливать автоматным и пулеметным огнем мирных жителей. Были убиты и ранены десятки людей, среди которых дети, женщины, старики. Местным жителям удалось организовать оборону и дать отпор террористам.
События у селения Гушчу стали катализатором Бакинских событий 13-15 января, когда часть переселенцев из Армении и националистические элементы устроили акты насилия по отношению к армянскому населению города. В результате погромов были убитые и раненные.

В начале января 1990 года по городам и районам Азербайджана прокатилась волна митингов, собраний, на которых во вес голос звучал решительный протест народа действиям соседней республики. Все задавались вопросом: Почему высшее руководство страны на словах провозглашают незыблемость границ республики, а на деле не обеспечивает нерушимость этих границ и суверенитет Азербайджана? Почему в отношении руководства Армении, которое постоянно нарушает конституцию страны, не принимаются меры? Почему действия армянских сепаратистов и экстремистов не пресекаются самым решительным образом силой закона?

Народ не получал ответы на эти вопросы. Между тем провокации продолжались. Общество было ввергнуто в драматический водоворот событий. В прессе появились статьи, в которых говорилось буквально следующее:”то, что Армения ведет необъявленную войну против Азербайджана, понятно, то, что об этом молчит Москва, нам тоже понятно. Но как понять то, что наше собственное руководство об этом молчит? Как понять его преступную бездеятельность в данной ситуации?”

И в самом деле, руководство республики во главе с А.Везировым все это время слепо следовало указаниям центра и потому занимало пассивную, успокоительную, надуманно-миротворческую позицию. Отдаляясь от проблем Карабаха, оно все больше отдалялось от своего народа. Власть все больше и больше терял уважение народа, который не ждал от нее ничего хорошего. Выступая на партийно-хозяйственном активе, состоявшемся 8 января 1990 года, секретарь ЦК КПА Гасан Гасанов говорил: “Недоверие и к центру, и к нам со стороны народа переплелось в единое целое. В любом из нас, в должностном лице, видят человека, предпочитающего угодничество перед центром авторитету перед народом. В нас, должностных лицах, видят людей, предпочитающих закрепление на занимаемых должностях защите интересов народа. Нас называют, в полном смысле этого слова, манкуртами”.
Территориальные притязания, провокационные акции, предпринятые Армении с одной стороны, политика центра, направленная на разжигание межнациональных отношений с другой, а также преступная бездеятельность руководства Азербайджана с третьей стороны, привели к тому, что народ полностью потерял доверие и к центральной, и к республиканской власти.
Горбачев и его окружение думали, что народ Азербайджана и на этот раз молчаливо “проглотить” политику центра, направленную на расчленение страны и подаваемую под соусом демократии и перестройки. Однако на этот раз они глубоко ошиблись. К середине января стало ясно, что руководство во главе с А.Везировым, теряет контроль над республикой. Власть на местах постепенно переходила представителям Народного фронта Азербайджана и других сил. Было очевидно, что после выборов придет к власти Народный Фронт Азербайджана, который может поставить вопрос об отделении Азербайджана от СССР. Этого Горбачев и другие “прорабы, мастера перестройки”, конечно, не могли допустить. Об этом, кстати, открыто сказано в Указе Горбачева: “В связи с резким обострением обстановки в городе Баку, попытками преступных экстремистских сил насильственным путем, организуя массовые беспорядки, отстранить от власти законно действующие государственные органы… постановляет” объявить чрезвычайное положение.

По поручению генсека срочно в Баку направляются кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, Председатель Совета Союза Верховного Совета СССР Е.М.Примаков и секретарь ЦК КПСС А.Н.Гиренко. Одновременно Минобороны перебрасывает в Баку тяжелое вооружение и резервистов. И в ночь на 20 января советская система совершает еще одно свое кровавое преступление.
“Я очень уважаю Горбачева. И глубоко сочувствую его личной трагедии. Его заслуга в том, что он сумел разрушить старый мир не пролив ни единой капли крови, мирными способами, без штурмов зимних дворцов и гражданских войн” – пишет в своей книге Збигнев Бжезинский. Да, Горбачев разрушил советскую систему. Но, на его совести кровь безвинных людей в Тбилиси, Вильнюсе, Риге, Баку, Карабахе. Кровь этих людей, господин Бжезинский, не водица.

Как не странно, до сих пор не дана полная, объективная политическая и юридическая оценка событиям 20 января. До сих пор не дают покоя вопросы: Кто и с какой целью столкнули два соседних народа – армян и азербайджанцев? Как на глазах мировой общественности могли осуществить этническую чистку азербайджанцев в Армении? Почему не устроили международный суд над организаторами кровавой бойни в Баку и почему никто не понес наказание за совершенное преступление? Почему до сих пор скрывают правду о Бакинской трагедии? Почему 69 из 108 томов материалов следствия были вывезены сотрудниками бывшей Прокуратуры СССР в Москву и почему они до сих пор не возвращены Азербайджану? И, наконец, почему молчит Азербайджан?

“Черный январь 1990 года” хранит много тайн. Мы должны, объязаны знать всю правду о Бакинской трагедии, чтобы она больше никогда не повторялась. Этого требует и память безвинных людей, которые лежат на Аллее Шехидов.

Тофик Меликли,
доктор филологических наук, профессор,
председатель общества азербайджанской культуры “Оджаг” (Москва)

Advertisements

Bir cavab yazın

Sistemə daxil olmaq üçün məlumatlarınızı daxil edin və ya ikonlardan birinə tıklayın:

WordPress.com Loqosu

WordPress.com hesabınızdan istifadə edərək şərh edirsinz. Çıxış / Dəyişdir )

Twitter rəsmi

Twitter hesabınızdan istifadə edərək şərh edirsinz. Çıxış / Dəyişdir )

Facebook fotosu

Facebook hesabınızdan istifadə edərək şərh edirsinz. Çıxış / Dəyişdir )

Google+ foto

Google+ hesabınızdan istifadə edərək şərh edirsinz. Çıxış / Dəyişdir )

%s qoşulma

%d bloqqer bunu bəyənir: